Доклад Маргариты Зайцевой: «Роль тамбовских эсеров в восстании Антонова»

Avatar Sergey | 30/08/2019 80 Views 0 Likes 0 Ratings

80 Views 0 Ratings Rate it

Доклад прочитан на круглом столе «Памяти тамбовских повстанцев» 21.08.2019

Так как наш круглый стол приурочен к годовщине начала восстания, то хотела пояснить свою позицию по поводу дат и событий первых дней восстания, осветить роль эсеров в подготовке и руководстве восстанием.

Известная призказка о том, что русский мужик долго запрягает, да быстро едет, как нельзя лучше отражает процесс накопления крестьянского возмущения и начавшуюся в дальнейшем ожесточенную партизанскую войну.

Локальные бунты и мятежи 1918 года из-за деятельности комбедов, продразверстки, отсутствия элементарных товаров, запредельной инфляции, мобилизаций людей и лошадей, трудовых повинностей, гонениями на церковь и священнослужителей провели к годовщине Октября к крупному восстанию, охватившему не менее половины уездов губернии и задушенному с помощью переброски на территорию мятежных районов военных частей из Пензы, Москвы и Рязани. В двухнедельных боях погибло не менее тысячи крестьян, еще сотни были расстреляны. Были сожжены несколько сел, на остальные наложена контрибуция.

В 1919 году, с приближением Деникинского фронта в губернии вновь стало открыто проявляться недовольство советской властью из-за действий продотрядов, отмены свободной торговли, мобилизации крестьян на Гражданскую войну. Некоторые села в южных районах губернии поддержали Донскую армию, сформировали отряды Зеленой Армии и выдвинулись навстречу Деникинскому войску. Хотя конечно, для большинства крестьянства возвращение прежних царских порядков было злом большим, чем большевики.

Продразверстка, введенная еще царским правительством во время войны в 1916 году, к зиме 1919-1920 года привела к появлению среди крестьян тактики «посева для себя». При общем упадке сельского хозяйства, отсутствии рабочих рук из-за мобилизаций на войну и трудовые повинности мужчин трудоспособного возраста, недостатка лошадей, также вызванного мобилизациями, недостатка семян для посева, а главное, отсутствие стимула для работы «на грабителей-коммунистов» привели к сокращению посевных площадей. Огромную роль в снижении урожайности сыграла засуха. При этом планы продразверстки уже в 1919 году были критически высокими и привели к появлению зимой 1920 года в некоторых сельских местностях голода, а летом 1920 года они были невыполнимы в принципе. О сборе продразверстки урожая 1919 года в докладе в ЦК Правых эсеров Ю.Н.Подбельский, один из лидеров тамбовских эсеров, с горечью писал, что: натуральные повинности всякого рода замучили деревню. Всю губернию вдоль и поперек объезжают бесчисленные большевистские чиновники-инструктора, статистики, уполномоченные партии, союза молодежи, продармейцы и т.д. и т.п. Все это требует себе подвод, бесплатно объедает деревню…». В волостях, не сдавших в срок излишков, отбирается весь хлеб до последнего зерна, «под метлу», как выражаются крестьяне. …. Но так как хлеба в губернии все-таки мало, то в некоторых волостях крестьяне оказываются не в состоянии даже покупкою покрыть причитающуюся с них «норму», отдают семена, отдают оставленную для собственного потребления «норму», а когда и этого не хватает, отказываются наотрез и молчаливо ждут наказания: «И так и так умирать, пусть стреляют». Случаи массового расстрела крестьян уже были в 3 — 4-х местах губернии (в течение года в деревне Духовке Тамбовского уезда, где было убито два человека, 1 ранен и 1, «для примера», расстрелян). Зарегистрировано также несколько случаев самоубийств крестьян; в одном из сел Тамбовского уезда покончил самоубийством даже местный «комиссар» — большевик, которому было поставлено под угрозой «расстрела» невыполнимое требование взять с деревни еще по 5 пудов хлеба, когда перед тем мужики уже дважды внесли эту «норму». …

С конца зимы 1920 года тамбовские эсеры оживили свою работу. Два раза тамбовские правые эсеры выпускали за подписью губернского комитета прокламации: одну — 1 мая, другую — по случаю «недели трудового фронта». Тамбовские эсеры всегда поддерживали живую связь с крестьянством. Весной 1920 года они разработали план работ в деревне по созданию партийных ячеек среди крестьянства, участию их в беспартийных крестьянских классовых объединениях и привлечения к работе на местах представителей левых эсеров. В апреле 1920 года в Москве на заседании ЦК ПСР их программа действий была одобрена. Вероятно, опираясь в том числе на проведенную тамбовцами работу и сделанный доклад, в мае 1920 года ЦК ПСР разослал по губерниям циркулярное письмо. В нем отмечалось, что из регионов приходят сведения о крайнем ожесточении крестьянства против политики большевиков и существует опасность возникновения разрозненных бунтов и восстаний, грозящих ослаблением крестьянской энергии, а также опасности замены диктатуры большевиков на другую, не менее насильственную. Центральный Комитет партии правых эсеров предложил безотлагательно развернуть в деревне массовую, легальную политическую компанию «приговорного движения», чтобы удержать протест в организованном мирном русле общественного протеста. В своих постановлениях и приговорах сельские общества и сходы должны подытожить разочарование крестьянства в политике большевиков. Основным их требованием должно стать проведение всеобщего референдума по вопросу доверия к большевистскому правительству и назначение всеобщих выборов. Для этих целей возможно объединение с «соседними» по партийной принадлежности организациями, в том числе с левыми эсерами. С целью объединения всех партийных сил деревни для общей политической борьбы с большевиками рекомендовалось создание беспартийного Союза Трудового Крестьянства, строящегося снизу на основе созданных в селах и деревнях «братств для защиты народных прав». Летом 1920 года на тамбовщине был организован Тамбовский Союз Трудового Крестьянства. , был разработан Устав Тамбовского Союза Трудового Крестьянства и выпущены два номера нелегальных с.-р. газет «Земля и воля», отпечатанных на гектографе1 2. Крестьянским братствами были охвачены большей частью тамбовский, несколько отделений в Кирсановском, Борисоглебском и Козловском уездах.

Тамбовский уездный съезд Союза Трудового Крестьянства состоялся 24 августа. За неделю до его начала сбылись опасения руководителей ЦК ПСР: на границе Борисоглебского и Тамбовского уездов из-за заранее спланированного коммунистами бессудного расстрела в лесу девяти дезертиров села Туголукова вспыхнуло крупное вооруженное восстание, встретившее поддержку со стороны населения. Поэтому главным вопросом на этом съезде стала дискуссия об отношении к восстанию. Крестьяне-делегаты высказывались, что «восстание неизбежно, что дезертиров расстреливают, семьи их разоряют, отбирая все их имущество. Хлеб осенью заберут весь дочиста, и тогда придется умирать голодной смертью. Все говорили: помирать и так и этак, все равно». Мнения участников съезда разделились: одни поддерживали восставших, другие же «говорили, что этого делать нельзя, что это получится только что всех расстреляют». В итоге съезд постановил воздержаться от участия в каменских событиях3 в силу безнадежности открытой вооруженной борьбы и послал двух представителей к восставшим, чтобы уговорить их прекратить восстание ввиду несвоевременности.

Достаточно крупные восстания происходили на Тамбовщине и в предыдущие годы. Но ни одно из них не длилось так долго и не охватывало такую большую территорию. К перерастанию локального конфликта в общегубернский масштаб привели, в том числе, и жесточайшие меры, принятые советскими руководителями в первые дни после начала восстания, подтолкнувшие колебавшихся тамбовских крестьян к активному сопротивлению, В своем докладе «О бандитизме» на общероссийской партийной конференции начальник отделения штаба войск А.С.Казаков указывал, что «осенью 1920 года всему крестьянству Тамбовской губернии была объявлена война. Действующим отрядам сплошь и рядом давались задачи занять тот или иной пункт, произвести полную фуражировку, не оставляя ни одной овцы, ни одной курицы в данном пункте, после производства фуражировки данный пункт сжечь. <…> Целые деревни боялись нашего «красного террора», погрузив свой скарб, женщин и детей, уезжают и скрываются в лесах. В результате подобной «ликвидации» банды растут как грибы, и общая численность восставших достигает десятков тысяч человек». В первые дни восстания в наказание восставшим были сожжены села Коптево, Верхоценье и, Серединовка, в оставшихся селах вывезено продовольствие и имущество. расстреляно около 200 человек.

В ответ на «красный террор», устроенный по отношению к крестьянам тамбовского уезда, эсеры прислали в в президиум губисполкома анонимное письмо, в котором потребовали в трехдневный срок прекратить красный террор. В противном случае пригрозили начать применять его к коммунистам, евреям, и угрожали подписавшим приказы о начале террора председателю губисполкома А.Г.Шлихтеру, председателю губчека Ф.К.Трасковичу, секретарю тамбовского губкома РКП(б), члену оперативного штаба по подавлению восстания Н.Я.Райвиду, губвоенкому П.И.Шикунову, а также другим руководителям губернии. В письме неизвестные заверили коммунистов, что им «не помогут никакие курсанты, присланные войска, ни машины с пулеметами».i

В начале сентября на Всероссийской конференции ПСР, проходившей в городе Москве, представители тамбовских правых эсеров Ю.Н.Подбельский и Г.Н.Данковский докладывали о событиях в губернии и настаивали на необходимости пойти навстречу нарастающему стихийному протесту крестьянства, не скрывая от народа неизбежности насильственной ликвидации большевистской диктатуры. Не нашло поддержки в Москве их предложение перебросить на Тамбовщину активных товарищей для подготовки вооруженной борьбы и выдвинуть в качестве средства защиты крестьянства от крайностей большевистской диктатуры ответный террор. По итогам конференции была выпущена резолюция, где отмечалась неготовность крестьянства к активной фазе борьбы из-за распыленности сил и отсутствия объединяющих лозунгов. После конференции в Тамбове прошли массовые аресты эсеров. К тому моменту за несколькими конспиративными квартирами эсеров велось длительное наблюдение сотрудниками губчека. Еще в конце июля 1920 года в тамбовскую губчека прибыл уполномоченный Кирсановского политуправления т. Лудильщиков вместе с осведомителем, левым эсером Егоровым4, который указал явочные квартиры и содействовал выявлению эсеров, поддерживающих связь с безуспешно разыскиваемым А.С.Антоновым. За два месяца с начала восстания губчека арестовала 45 эсеров, практически полностью ликвидировала губком правых эсеров и областной комитет левых эсеров, однако восстание продолжало набирать силу. В дальнейшем контактов с оставшимися на свободе эсерами у партизан практически не было. Эсер Плужников, Ишин, Шамов, Казанков, находившиеся в расположении повстанческих сил, выхода на центральный комитет не имели и занялись военной и политической работой как могли.

Восстание, хотя и прогнозируемое из-за быстро нараставшего недовольства, началось неожиданно как для тамбовского губкома эсеров, так и для руководителей Союза Трудового Крестьянства. Его возникновение было обусловлено объективными причинами: усталостью и разочарованием крестьян в Советской власти, грубыми просчетами при планировании сбора продразверстки без учета неурожая 1920 года и жесточайшими методами ее сбора, продолжающаяся принудительная мобилизация крестьян в ряды Красной Армии и другие факторы. Спровоцированное грубыми действиями советских отрядов восстание неожиданно началось в селе Туголуково Борисоглебского уезда. В первых столкновениях участвовали жители сел Афанасьевка, Туголуково и нескольких близлежащих населенных пунктов. Более 10-ти дней года на территории губернии активно действовала только одна каменская группа восставших, а группы Александра Степановича Антонова в районе Иноковки-Трескино-Рамзы, Ивана Сергеевича Матюхина в районе Хитрово-Верхнеспасское и Моисеево-Алабушкинская группа присоединились позднее. Соединение же первого повстанческого отряда под командованием А.В.Богуславского и отряда А.С.Антонова произошло не ранее 5 сентября 1920 года.

1 Гектограф — копировальный прибор для размножения оттисков с рукописного или машинописного текста

2 Ротатор (мимеограф, или автокопист, или циклостиль) — машина трафаретной печати

3 Каменка – центр восстания в августе 1920 года

4 Александр Егоров, житель села Терновое Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Ушел в Боевую дружину А.С.Антонова после расстрела отца коммунистами. Левый эсер.

i ГАТО Р-1832, оп. 1, д. 631, л. 1, 1(об)

Тамбов

21.08.2019


80 Views 0 Ratings Rate it

Written by Sergey


%d такие блоггеры, как: